Улица Трублаини и пустырь, зовущий в дальние страны…

Украинский Джек Лондон – так сказано о писателе Николае Трублаини (от имени редактора новой серии «Українська дитяча класика») в предисловии к переизданной недавно книге «Лахтак». Красивое сравнение, уважительное, заставляющее обратить внимание на талантливого автора и его наследие. Впрочем, о Трублаини многие знают благодаря чудесным книгам, написанным для детей, экранизациям. Помните фильм «Юнга со шхуны «Колумб»? За свою короткую творческую жизнь Трублаини написал более трех десятков книг. (На некоторых интернет-сайтах можно увидеть полный список, а то и загрузить для чтения «Глубинный путь» и многое другое). Меня же в биографии писателя, не раз побывавшего в Арктике, заинтересовало вот что. В 1928-1929 годах, устроившись котельным дневальным на линейный ледокол (ледорез) «Литке», он участвовал в походе из Владивостока на остров Врангеля, и был награждён редким нагрудным знаком «За врангельский поход на «Литке» в 1929 г.» Через полустолетие после путешествий Трублаини, в том числе, и на о.Врангеля, современники увековечили его имя в названии одной из улиц Киева, моего родного города, откуда я тоже, однажды, уезжал … на о. Врангеля. Чем не сюжет?

Не найдя в киевском интернет-просторе достойного изображения улицы Трублаини, я отправился на её поиски, прихватив с собой альбом для зарисовок и краски. Судя по карте, нужная точка находилась где-то на окраине, за аэропортом «Киев», вблизи кольцевой дороги. Путь от моего дома не близкий. Но туда ходили маршрутки и я никуда не торопился. Стоял светлый декабрьский день. Деревья и прошлогодние травы покрылись инеем, вплетающим свои кружева в сизо-синее пространство неба и земли. Стараясь слиться с пейзажем зимнего города и найти несколько нужных точек для зарисовок, я решил пройтись по окрестностям и выйти на улицу Трублаини. Но ошибся в расстояниях, недооценил коварство пронизывающего зимнего ветра, столь напоминающего морской ветер о.Врангеля. Поэтому, пришлось воспользоваться такси. К моему удовольствию шофер хорошо знал улицу Трублаини, и совсем скоро мы оказались на месте, невольно сбавили ход, подпрыгивая на многочисленных выбоинах.

Трублаини ул.,Киев (б.,к.,15*21 см.,2010) * Trublaini Street in Kyiv (pencil)

Улица Трублаини,Киев (б.,к.,15*21 см.,2010) * Trublaini Street in Kyiv (pencil)

Что сказать: обычная улица, похожая на окраинные улицы больших городов, проходящая, как всегда через «вечную» промзону, где одноэтажные-двухэтажные домики как бы останавливают время внутри эпохи мощных индустриальных перемен, живут, выживают на фоне сереющих в отдалении высоток. И так и осталась бы искомая улица  обычной «Пролетарской», в 1970-х и теперь, если бы не переименовали её в честь хорошего человека.

Здесь холодно, почти как на Севере. Поземка рисует снежные змеи на чернеющем асфальте, оживляя пустынный пейзаж. Вдоль улицы, вместе со мной, шагают надписи, выполненные на двух языках — примета революционизирующей эпохи: «ул.Николая Трублаини», «вул.Миколи Трублаїні», «вул.М.Трублаїні», «вул.Трублаїні». Некоторые таблички фабричные, почти стандартного образца, а некоторые изготовлены хозяевами домов вручную. На них заботливо выведено (белым на синем, или тёмно-синим на белом) имя писателя, отправившегося когда-то кочегаром в свои-то 23 года — в Арктику, на о.Врангеля, а потом и Землю Франца-Иосифа, и Кольский полуостров, и на Ангару… Интересно, знает ли о том местная детвора? Нужно бы спросить… А еще бы спросить у кого-то: как появилось удачная идея назвать улицу именем Николая Трублаини, и не было ли других правильных идей по переименованию соседних улиц, вроде улицы «Мира», многие годы грустно рассказывающих … ни о чем?

Улица Трублаини (Трублаїні) в Киеве,б.,а.,21*30 см,2010) Trublaini Street in Kyiv (watercolor,8*12

Улица Трублаини в Киеве,б.,а.,21*30 см,2010) Trublaini Street in Kyiv (watercolor,8*12″)

Шагая по улице Трублаини я вспоминал об Арктике, смешивал и смешивал, как краски на палитре, разные оттенки старого и нового. Вот, к примеру, дедушка-колодец и деревянная скамейка при нём, и ставшие ярко-белыми на декабрьском морозце брызги, напоминающие брызги от волн на полярном причале… А вот выглядывающая из-за забора банька, которую уже затопили: из трубы в декабрьское небо спешит, тянется белый дровяной след. Так и у нас было, в бухте Сомнительной на о.Врангеля, где  в морозный день тянулись к небу белые дымЫ от печей… А вооон в зимнем небе появился спешащий куда-то санитарный вертолет, тоже рисующий картинку далекого, но близкого Севера… А вот табличка на калитке, с названием улицы и номером дома, и предупреждением: «Я добегу до забора за 2 секунды, а ты?», или «Кто перелезет — сам виноват!»  И мы в Арктике, точно также, рассеивали вокруг себя юмор, дабы не закостенеть в далеком холодном краю…  От всего этого стало веселее и подумалось: на улице Трублаини живут современные трублаинцы. (Хотя, наверное, они себя таковыми не называют). Вскоре улица вывела меня на пустырь, а потом к заброшенному ручью и озерку, заросшему осокой и камышами. Придуманное путешествие закончилось, но остались два акварельных этюда и карандашный рисунок, продлевающие дорогу в пространстве от о.Врангеля до Киева. Один из этюдов я назвал про себя «Улица Трублаини и пустырь, зовущий в дальние страны». И это новое, творческое, тоже возникло благодаря энергетике Николая Трублаини…

В.Придатко-Долин



Обсуждение закрыто.